Soohelal
I may be on the side of the angels but don't think for one second that I am one of them. (c)
реферат про Иэясу



Содержание

Введение
Глава I.Токугава Иэясу в ранние годы
1.1 Экономическое и политическое положение Японии в XIV-XVI вв
1.2 Юные годы Токугава Иэясу
1.3 Союз с Ода Нобунагой
Глава II. Государственная деятельность Токугава Иэясу в годы сегуната
2.1 Уничтожение рода Тоетоми
2.2 Создание сегуната
Заключение
Список источников и литературы
Приложение




Введение

Актуальность работы. Интерес к Японии, проявляющийся в современном мире, объясняется многими причинами. Главная из них, пожалуй, заключается в феноменальных успехах Японии в экономическом развитии. Быстрое развитие Японии началось после реформ и преобразований, проведённых в результате событий 1867-1868 гг. Уже в 80-е гг. XIX в. Япония осуществила промышленную революцию, сумела создать современные банки и акционерные компании, модернизировать аграрный сектор экономики. Но все эти стремительные изменения были бы невозможны без социально-экономической и общественно - политической базы, заложенной в предшествующую историческую эпоху - в эпоху Токугава.
Эпохе Токугава предшествовало смутное время. С середины XV в. Японию раздирали междоусобные войны, что привело к политической раздробленности и полному упадку центральной власти. Этот период получил название сэнгоку дзидай - «период воюющих провинций».
Миру известны имена многих выдающихся личностей, которые важнейшим образом повлияли на историю тех или иных государств. В настоящее время возрастает интерес к личностям, оставившим свой яркий след в истории. В подтверждение этому мы можем обратить внимание на большое количество разного рода трудов, посвященных изучению или описанию жизни и деятельности различных исторических личностей, документальных и художественных фильмов, художественной литературы. Но актуальность данной темы заключается даже не столько в этом, сколько в той роли, которую играет Токугава Иэясу в истории Японии и исторической памяти ее народа. Всё явственнее проявляется стремление сохранять и укреплять связь времен и поколений как важнейшую составную часть национальной культуры и национального духа, ментальности народа, его традиций, нравов и обычаев. Токугава Иэясу, который обладал удивительной прозорливостью и уникальной интуицией, не раз выручавших и спасавших его в самых, казалось бы, безвыходных и опасных жизненных ситуациях, по праву можно отнести к тем историческим личностям, которые творят историю. С именем Токугава Иэясу многие поколения японцев связывают установление мира на японской земле. Свыше двух с половиной столетий Япония жила, не зная междоусобных войн, ранее нещадно разорявших страну и уносивших сотни тысяч человеческих жизней. Этому способствовала не только введённая им жесткая система государственного управления и контроля, но и умение добиваться баланса внутриполитических сил в интересах стабильности государства. К этому следует добавить огромные усилия, которые он прилагал к развитию экономики, социальной сферы, образования, культуры и, что очень важно подчеркнуть, проведению гибкой, осторожной и в то же время твёрдой внешней политики.
Несмотря на весьма короткий период пребывания Иэясу у власти, ему удалось заложить основы и подготовить предпосылки для преобразований, предусматривавших коренное реформирование японского общества и придания ему значительно большего динамизма.
Иэясу утверждал свое лидерство и расширял владения теми же средствами, что и остальные даймё, - силой оружия и путем заключения временных союзов. Но, в отличие от большинства из них, в своих действиях он был более осторожен, предусмотрителен и не совершал опрометчивых поступков. Во многом этому способствовал опыт, полученный от Ода Нобунага, Тоетоми Хидэеси и извечного врага Такэда Сингэн.
Сёгуны из дома Токугава правили страной 264 года. В истории Японии это был самый длительный период политического правления представителей одной и той же династии. И причина такой стабильности, скорее всего, лежала в продуманности порядка наследования титула сёгуна, введённого Токугава Иэясу. В данной работе личности Токугава Иэясу уделяется особое внимание как одному из «трёх объединителей Японии», человеку с нелёгкой судьбой, которому лишь к концу своей жизни удалось взять власть в свои руки. Но именно он заложил прочный фундамент, на котором было воздвигнуто здание новой Японии.
Историографический обзор. При изучении эпохи воюющих провинций и эпохи Токугава основу исследования составили: история Японии с древнейших времён до 1868 г., под редакцией Жукова А. Е. и Лещенко Н. Ф. «Япония в эпоху Токугава», которые дают наиболее полную характеристику периодов, их специфик. В данных работах представляется возможность познакомимся с деятельностью трёх «объединителей Японии» (Токугава Иэясу, Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси) и процессом объединения страны под властью сёгуната Токугава.
Более ранний труд Жукова А. Е. издан в 1998 г. В I томе учебного пособия по истории Японии систематически излагается история этой страны с древнейших времён до 1868 года, когда Япония ступила на путь превращения в современное государство. Автор чётко и последовательно раскрывает интересующий нас период, наиболее важный в истории Японии, начиная с предпосылок к объединению страны и заканчивая установлением сёгуната Токугава. Так же он уделяет внимание экономическим и социально-политическим преобразованиям, которые послужили фундаментом для будущего государства.
Монография Лещенко Н. Ф. «Япония в эпоху Токугава» является более современным исследованием, изданным в 2010 г. Автор занималась изучением данной эпохи, потому как в ней следует искать ключ к пониманию причин процветания современной Японии. Это было время зарождения рыночной экономики, что, в свою очередь, привело к переменам в образе жизни всех слоёв японского общества. Книга написана по материалам, собранным автором во время пребывания в Японии по приглашению Японского фонда в 1992-93 и 2008-09 гг. Ценные консультации и всестороннюю помощь ей оказывали профессоры Хаями Акира (университет Кэйо), Сайто Осаму (университет Хито-цубаси), Кавакацу Хэйта (универститет Васэда), Сакудо Ётаро (Осакский международный университет), Касая Кадзухико (Международный центр изучения Японии, Нитибункэн), Танака Юко (университет Хосэй) и Кагава Такаюки (Мицуи Бунко). Этот труд, созданный при использовании ценных материалов, является значимым для исследования как личности Токугава Иэясу, так и периода в целом.
Следующую группу в историографии моего исследования занимают монографии, которые рассматривают некоторые наиболее важные аспекты данной темы.
Пожалуй самый интересный труд в этой категории, к тому же более раннего издания, представляет собой монография Искандерова А. А. Тоётоми Хидэёси. Автор монографии — член-корреспондент АН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР. В книге рассказывается о главных событиях и фактах японской истории второй половины XVI в., имевших значение переломных для этой страны. Автор прослеживает основные этапы жизни и деятельности правителя и выдающегося полководца средневековой Японии Тоётоми Хидэёси, анализирует сложный и противоречивый характер этой незаурядной личности, его взаимоотношения с окружающими, причины его побед и поражений. Книга повествует о феодальных войнах и народных движениях, рисует политические портреты крупнейших исторических личностей той эпохи, описывает нравы и обычаи японцев того времени.
С бытом Эдо - столицы Японии во времена сёгунов из рода Токугава, религиозными обрядами, буддийскими синтоистскими святилищами, увлекательной картиной повседневной жизни представителей разных сословий мы можем познакомиться в работе Данна Ч. «Традиционная Япония. Быт, религия, культура», издание 2006 г. На протяжении большей части своей истории Япония заимствовала много чужеземных новшеств, которые неизменно приспосабливала к собственным нуждам, и в первую очередь из Китая, а за последнюю сотню лет - чаще всего с Запада, особенно из Америки. Однако был один продолжительный и важный период, когда происходило совсем противоположное, - эпоха правления сёгунов Токугава, и именно она описывается в этой книге. Данный труд важен тем, что здесь отражен не только культурный аспект, но и немаловажные внутриполитические процессы, которые повлияли на все сферы жизни японского общества.
Так же к изданиям 2006 г. относится «Япония. От сёгуната Токугава – в XXI век» Мак-Клейна Д. Л., Основанная на результатах последних исследований, проведённых с помощью новейших достижений современной науки, написанная простым, лёгким языком, книга Мак-Клейна «Япония. От сёгуната Токугава - в XXI век» является одним из лучших трудов по данной теме. Книгу открывает блестящая эпоха сёгуната Токугава, начавшаяся в 1603 г. в замке Фусими. Завершает её XX в., наполненный катаклизмами, вслед за которыми неизменно наступало возрождение. Книга содержит панорамное и в то же время глубокое описание истории страны. Это рассказ о нации, которая постепенно создавала своё могущество и богатую культуру. Взлёт и падение сословия самураев, реставрация императорской власти в эпоху Мэйдзи - все это и многое другое нашло отражение на страницах труда Мак-Клейна. История Японии охватывает изменения во всех сферах жизни различных слоёв населения. Она вписывает повседневную жизнь японцев - крестьян, женщин, рабочих - в разноцветную картину социальной историй. Все факты и события подаются не с точки зрения западного человека, а через призму японского мировосприятия.
Изучение истории правовой системы Японии даёт богатый материал для наблюдения за тем, как здесь сохраняется правовая традиция, как она вступает во взаимодействие с новейшими тенденциями и служит на пользу общественному благосостоянию. История правовой системы Японии под редакцией Ерёмина В. Н., изданная в 2010 г. как раз рассматривает эти вопросы. Изучение истории государства и права зарубежных стран носит во многом культурологический или цивилизационный, характер.
Немалый интерес по истории Японии в целом, и по отдельно взятому периоду, для нас представляет сборник «история и культура традиционной Японии» под редакцией Смирнова И. С., также ответственный редактор Мещеряков А. Н. Труд представляет собой собрание различный статей, касающихся вопросов культуры, экономики, законодательства Японии и многих частных вопросов.
Наиболее общие исследования, принятые во внимание при изучении данной темы составили, в частности: Хани Г. «История японского народа», Тернбул С. «Самураи. Военная история», из которых мы узнаём об истории Японии того времени. Большое внимание уделяется работе Эйдуса Х.Т. «История Японии с древнейших времён до наших дней», из которой мы узнали о жизни Японии в период правления Токугава, о социальных и политических особенностях того периода. Монография Хани Г. «История японского народа» позволила нам познакомиться с обычаями, традициями, укладом жизни японского общества.
В книге Совастеева В. В. «Очерки истории Японии. От Токугава Иэясу до Хасимото Рютаро» рассказывается об узловых событиях и исторических деятелях Японии XVII-XX вв.
Несмотря на большое количество научных трудов, изученность эпохи Токугава в целом в отечественном японоведении остаётся недостаточной, в связи с нехваткой переведённых источников.
Цель - проанализировать государственную деятельность Иэясу Токугава. Для достижения поставленной цели определены следующие задачи: токугава сегунат феодал
-Охарактеризовать юные годы Токугава Иэясу
-Выделить причины сближения с феодальным домом Ода
-Ознакомиться с политической деятельностью Токугава Иэясу и процесс превращения его в крупнейшего феодала
- Рассмотреть создание сёгуната
- Проанализировать причины и значение уничтожения рода Тоётоми
Объект исследования биография Иэясу Токугава. Предмет - процесс становления Иэясу Токугава как сёгуна.
Хронологические и территориальные рамки исследования. Японское государство в XVI-XVII вв. К концу XV в. Япония занимала территорию, почти равную современной, за исключением севера о-ва Хоккайдо и южных о-вов Рюкю.
Источниковедческий обзор. По истории Японии в целом и по истории отдельно взятого периода - эпохи Токугава существует немалое количество источников. Большинство из этих ценнейших материалов не переведены на русский язык, или переведены частично, но исследователи имеют возможность с ними познакомиться.
Исторические источники по данному периоду в основном делятся на исторические сочинения, хроники, жизнеописания, законодательные акты и другие, не менее информативные документы.
Среди исторических сочинений стоит обратить внимание на «историю сёгуната в Японии» Нихон Гайси, сочинение Рай Дзё Сисэй (Перевод, комментарии и приложения Мендрина В. М.).
Рай Дзё Сисэй родился в 1780 г., для своей работы он использовал огромное количество документов, важнейших источников, таких как:
-Тосэн сэйки - Сборник рассказов об управлении сёгунов династии Токугава
-Тосэн кигё - Подробное хронологическое жизнеописание Иэясу и обоснование его в Эдо
-Бутоку хэннэн сюсэй - Подробное жизнеописание Токугава Иэясу
-Бутоку амминки - Хроника успокоения страны, совершённого Токугава Иэясу
-Бутоку тайсэйки - Подробное описание военных подвигов Токугава Иэясу
-Тосёгу нэмпу - Хронологическое жизнеописание Токугава Иэясу
-Тоётоми Хидэёсифу - Родословные и жизнеописания Тоётоми Хидэёси.
Это далеко не весь список источников, для написания Нихон Гайси.
Обыкновенно японские анналы, исторические хроники, истории писались присяжными, официальными, состоявшими на правительственной службе историками, писались по указу правительства, по его директиве и под его непосредственным контролем. Рай Дзё не состоял на правительственной службе, не был официальным, служебным историком; он писал свою историю по собственной инициативе, проводя свои собственные исследования, очерчивая события с той точки зрения, которую установил сам, независимо от всякого постороннего давления и указа. Он писал эту историю, как частный человек, как вольный историк, не имеющий в этом отношении никакой связи с правительственными сферами. Эту именно мысль и хотел он выразить, дав своему труду заглавие Нихон гайси, т. е. «история Японии, написанная частным, вольным историком, а не присяжным, состоящим на правительственной службе».
Итак, правильный по содержанию перевод выражения Нихон гайси есть «Вольная история Японии». Но, будучи правилен по отношению к этому выражению отдельно взятому, он, тем не менее, совершенно не соответствует содержанию всего произведения. «Нихон гайси» - вовсе не история Японии. Это только история одного периода японской политической жизни, или вернее даже, история одного явления этой жизни, охватывающего несколько эпох, явления крупного, доминирующего, как бы покрывающего собой все прочие явления политической жизни страны, явления, хотя возникшего естественным порядком, но, тем не менее, все же редкого в истории и редкого именно его своеобразными сложнозапутанными взаимоотношениями.
Среди документов особую важность представляют «Стостатейные установления Токугава» («Токугава сэйкэн хякка дзё», 1616), предназначенные членам старших ветвей и старшим вассалам дома Токугава. Изучение установления помогает проследить преемственность законодательства в соответствии с традиционными законами.
Методология и методы исследования. В данной работе используется несколько методов исторического исследования, благодаря которым в её структуре можно чётко проследить связи между теми или иными событиями.
При помощи сравнительно-исторического метода, который предполагает проведение аналогии, в рамках одной исторической общности было выявлено влияние друг на друга политической деятельности, личностных ориентиров Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу, и какие последствия для Японии в целом несло в себе взаимодействие этих сильных личностей.
Метод причинно-следственного анализа, или детерминативный метод, выявляет особенности политической обстановки, сложившейся в эпоху воюющих провинций, которая требовала решительных мер в сторону изменения условий дальнейшего развития Японского государства и общества.
Принципом историзма рассматривается влияние Токугава Иэясу на политику Японии, установление сёгуната Токугава, влияние на государственный строй Японии.
Научно-практическая значимость. Данная работа может использоваться при подготовке к семинарским занятиям по Истории средневековой Японии в Вузах. При подготовке факультативных курсов по истории стран Азиатско-Тихоокеанского региона в школах, а так же при написании рефератов, статей, курсовых и дипломных работ.



Глава I.Токугава Иэясу в ранние годы

1.1 Экономическое и политическое положение Японии в XIV-XVI вв

В XIV в. от камакурского сёгуната военные губернаторы (сюго) становились все более независимыми. Они превращались в крупных феодалов, сосредотачивая в своих руках землю. Особенно усилилась родовитая знать юго - западных провинций, которая значительно увеличила свои вооруженные силы. В конце XIII-начале XIV вв., кроме того, Япония вела оживлённую торговлю с Китаем, Кореей. Благодаря внешней торговле обогащались не только купцы и ремесленники, но и феодалы западных и юго - западных провинций, откуда в основном велась эта торговля. Камакурский сёгунат, не желая мириться с усилением отдельных домов, препятствовал связанной с рынком деятельности феодалов, ремесленно-торгового люда и зажиточного крестьянства. Это послужило поводом для борьбы с существующим режимом. Противоречиями между сёгунатом и феодалами решил воспользоваться император Годайго, мечтавший вернуть политическую власть императорскому дому. Он привлёк на свою сторону многих недовольных сёгунатом влиятельных феодалов, в том числе юго - западного феодала Такаудзи Асикагу и восточного феодала Ёсидаду Нитту. Первые попытки разбить войска камакурского сёгуната в 1324 и 1332 гг. окончились неудачей. Однако в начале мая 1333 г. Такаудзи Асикага захватил императорскую столицу Киото, а Ёсидада Нитта вторгся в сёгунатскую столицу Камакуру. Оказавшись в безвыходном положении, сёгун вместе со своими 800 сторонниками совершил сэппуку. Сёгунат камакурский был низложен.
Но теперь победители Асикага и Нитта начали борьбу между собой. [1, с.102] Борьба между ними продолжалась до 1392 г. (с 1335 по 1392 гг.). (Асикага представлял передовой, экономически развитый западный район, Нитта - отсталый, восточный. Если на западе, где было много заливных рисовых полей, налаженных транспортных водных путей, процветали ремёсла, развивалась торговля, то на востоке - царило запустение, ремёсла и торговля еле-еле тлели. Экономически победа Асикага была предрешена). У каждого из лагерей были свои собственные императоры. Этот период в японских исторических памятниках называется «периодом двух правительств» - северного и южного. Затянувшаяся борьба истощила обе стороны. К тому же юго - западные и восточные феодалы потеряли в войне своих главных вождей – погибли Кусуноки Масасигэ и Нитта Ёсидада (Йосидада). Обе группировки стали обнаруживать склонность к примирению. Эта тенденция крепла по мере того, как заканчивался передел владений. В 1392 г. третьему сёгуну из дома Асикага – Йосимицу подчинились все феодалы. Южный император при этом отрёкся от престола в пользу северного. Титул сёгуна перешёл к представителям дома Асикага.
Его глава оставил Камакуру и со всем бакуфу переехал в Киото. Как показало время, это было роковой ошибкой. Попав в Киото, новые вожди самураев, не искушённые в делах управления, попали в переплетения интриг императорского дома, и воины погрязли в роскоши и безделье. Чтобы сравняться с императорской знатью сёгун и самураи стали строить дворцы с садами, каждый - произведение искусства; участвовали в приёмах, празднествах, содержали дорогих наложниц.
Когда стало ясно, что власть бакуфу ослабела, военные губернаторы стали хозяйничать у себя в провинциях по своему усмотрению. Таким образом, появление новой сёгунской династии не означало централизации страны. Были воссозданы учреждения, существовавшие еще при первом сёгунате, в конце XII в., но сфера действий этих учреждений ограничивалась лишь территорией, подвластной сёгуну, т.е. провинциями, лежавшими вокруг г. Киото, который был резиденцией новых сёгунов. Вся остальная часть страны находилась в руках местных феодалов. Сёгунам приходилось отстаивать свою власть от постоянно появлявшихся соперников из числа сюго - протекторов провинций. До середины XV в. такие столкновения заканчивались для сёгунов благоприятно, а на востоке им удалось даже ликвидировать (1439 г.) самостоятельность наместничества Канто, правители которого являлись представителями другой ветви дома Асикага. Но это не привело к укреплению положения сёгунов, в конце концов, столкновения вылились в междоусобную войну двух групп феодалов.
Эта война (1467-1477 гг.) вошла в историю Японии под наименованием «Смуты годов Онин», по названию годов правления, когда она началась. Япония стала переживать период феодальной раздробленности.
В XV в. многие из местных правителей жили как владетельные князья - даймё (великое имя), имели собственные отряды самураев. В стране началась гражданская война, которую современники называли «войной всех против всех» - сэнгоку дзидай (эпоха воюющих провинций). Длилась она с 1478 по 1577 гг. Эта эпоха в японской истории рассматривается как эпоха потрясения устоев прежней жизни, историки её называют гэкокудзё (низшие одолевают высших).
Независимость крупных феодальных владений обусловила самостоятельное экономическое развитие отдельных районов Японии. Развивались ремесла и торговля. В городах увеличилось количество корпораций ремесленников. Развивалось строительное, ткацкое, металлическое, оружейное, керамическое производство. Появились купеческие гильдии.
Росли города. Одни из административных центров (Киото, Камакура), другие - около крупных монастырей (Удзи - Ямада, Нара), третьи - в местах удобных гаваней (Сакай, Ямака, Хего, Оминато, Хаката). Типичным был город - призамковый посад. Такие города возникали в результате поселения феодалами своих вассалов в одно месте - около замка сеньора. Крупными городами такого типа были - Ямагути (резиденция князей Оути), Сумпу (Сидзуока) (резиденция князей Имагава).
Большой размах получила внешняя торговля. На первом месте стояла торговля с Китаем (с XIII в.). Из Японии в Китай везли медь, серу, мечи, кольчуги, копья, изделия из лака, ширмы, веера. Из Китая в Японию – шёлк, сырец, холст, парчу, выделанное железо, фарфор, лекарства, картины, книги. Торговля с Китаем велась на основе специальных разрешений (лицензий), выдававшихся китайским правительством. Лицензия определяла количество судов, которые могли быть отправлены в Китай из Японии, и, наоборот - из Китая в Японию. Установление торговых сношений было связано с политическими условиями, которые приняли сёгуны: они признавали свою вассальную зависимость от китайского императора. Йосимицу, третий сёгун из дома Асикага, в 1402 г. согласившись на эти условия, получил от китайского императора титул «Ниппон - кокуо» - короля Японии. Это означало официальное признание правительства сёгуна Китаем, что имело немаловажное значение, так как Китай в XV в. был самой могущественной державой Азии.
Торговала Япония с Кореей, где как в Китае, были определены особые порты для ввоза японских товаров. Главным китайским портом был г. Нинбо, а корейским - г. Пусан. В XV в. в Японии имела место борьба ремесленно -купеческого населения с феодалами, которая иногда приводила к получению городами прав самоуправления. Этого удалось добиться таким городам, как Сакай, Ямака, Оминато. В них возникли органы купеческого самоуправления, появилась и своя городская стража из наёмников – самураев.
На рубеже XV-XVI вв. Япония распалась на несколько частей. Не было центрального правительства ни сёгунского, ни императорского. Встал вопрос об объединении страны.
В традиционной японской историографии, признанной и европейской исторической наукой, XVI в. делится на две неравные части. Его третья четверть до 1573 г. относится к периоду Асикага; последняя четверть XVI в. по 1615 г. - обозначается как период Момояма, временем окончательного утверждения у кормила власти сёгунов из дома Токугава.
На рубеже XV и XVI вв. Япония находилась в состоянии глубокого кризиса. Междоусобные феодальные войны, начавшиеся в 60-х гг. (т.н. война годов Онин, 1467-1477 гг.) были началом «Смутного времени» (Сэнгоку дзидай), когда в стране не было единой власти. К концу XV в. Япония занимала территорию, почти равную современной, за исключением севера о-ва Хоккайдо и южных о-вов Рюкю. Население составляло приблизительно 16-17 млн. человек. Но по сравнению с Китаем, Кореей Япония была экономически более отсталой страной. К концу XVII в. Япония – мощное централизованное государство, экономика которого переживала подъем. Как отмечают историки, основой всех изменений в Японии XVI в. был переход к новой системе землевладения и создание крупных феодальных княжеств. Владельцами почти всех земель стали представители верхушки военного сословия – даймё. Кроме выращивания риса, основной сельскохозяйственной культуры Японии, они поощряли ремесла и торговлю, строили дороги, корабли для каботажного плавания, организовывали экспедиции в соседние страны. Все самураи были только воинами и получали от своего сеньора плату рисом, а крестьяне должны были обрабатывать землю [36].
Реализация задачи объединения страны была связана с именами известных исторических деятелей Японии – Ода Нобунага (1534-1582), Тоётоми Хидэёси (1536-1598), Токугава Иэясу (1542-1616).

1.2 Юные годы Токугава Иэясу

Токугава Иэясу родился 26 декабря 1542 года. Его отец Хиротада (1526 - 1549) владел небольшим замком Окадзаки по соседству с деревней Мацудайра в предгорной части провинции Микава (сейчас это часть префектуры Айти). Как того требовала традиция, все члены этого рода носили фамилию Мацудайра. Род Мацудайра по одной из линий вёл своё происхождение из дома Минамото. Существовала легенда, что в числе предков Иэясу был принц Гендзи, но никакими документальными данными это не подтверждается. Мать Иэясу Одаи-но Ката (1528- 1602) была падчерицей соседнего даймё Мидзуно Тадамаса из Кария, влиятельной фамилии в провинции Микава. Когда родился Иэясу отцу не было и 17 лет, а матери и того меньше - неполных 15. При рождении мальчику дали имя Такэтиё - «выносливый бамбук», как утверждают некоторые исследователи, в честь деда Киёясу (1511 - 1535), который в молодости носил такое же имя. Имя выбирали долго, поскольку считалось, что оно является образующим элементом в формировании человека. В Японии середины XVI в. жизнь воина была короткой, и родители надеялись, что удачно выбранное имя поможет ребёнку выжить.
Из основателей рода Мацудайра более или менее достоверные сведения имеются лишь о Тикаудзи, жившем в этих местах на рубеже XIV-XV веков. Лишь через шесть поколений его потомки начали расширять свои владения, установив впоследствии полный контроль практически над всей провинцией Микава, включая и наиболее плодородные земли на южном побережье [20, с. 24].
Как бы то ни было клан Мацудайра, зажатый с двух сторон более сильными соседями - феодальными домами Ода на западе и Имагава на востоке, не чувствовал себя в безопасности, ибо его владения в любой момент могли подвергнуться вооружённому нападению с той или другой стороны. Сколько - нибудь надёжной защиты от этого не было. Сами условия, в которых находился клан Мацудайра, требовали от него искать пути примирения со своими грозными соседями как, в сущности, единственно возможного условия своего самосохранения. Вопрос для этого клана заключался лишь в том, кого выбрать в качестве своего покровителя: главу клана Ода - Нобухидэ (1510 - 1551) или Ёсимото (1519 - 1560), возглавлявшего феодальный дом Имагава. Для отца Иэясу - Хиротада, который после смерти Киёясу в 1535 г. возглавил клан Мацудайра, это был непростой выбор. Ему тогда едва исполнилось 19 лет и он не имел еще необходимого опыта в руководстве всеми делами клана, особенно в военной области.
Положение этого клана осложнялось ещё и тем, что район трех провинций - Овари, Микава и Суруга все больше напоминал пороховую бочку. Он превращался в очаг крупных военных столкновений, клан Мацудайра со всеми его владениями могла ожидать очень незавидная участь. Чтобы не оказаться яблоком раздора между сильными феодальными домами, Хиротада должен был спешить с принятием решения. Он отдал предпочтение феодалу Ёсимото, исходя при этом исключительно из того обстоятельства, что тот располагал достаточно сильной армией, способной, как ему казалось, удержать этот важный стратегический регион, близкий к столице Киото, от участия в нескончаемых вооруженных столкновениях, в которых гибли люди и приходило в упадок хозяйство [20, с.28].
Вверяя Ёсимото свою собственную судьбу и судьбу всего клана, он в знак признательности за покровительство, оказанное клану Мацудайра, и демонстрируя свою вассальную преданность этому феодальному дому, направил к нему в качестве заложника своего сына Такэтиё, которому едва исполнилось четыре года. Однако по дороге в город Сумпу, где размещалась штаб - квартира Ёсимото, мальчика перехватили специально посланные для этого люди Нобухидэ и доставили его в замок Нагоя, где он находился в заточении два года. Этот неожиданный шаг был предпринят для того, чтобы заставить Хиротада отказаться от сотрудничества с Ёсимото и вступить в союз с Нобухидэ. Однако Хиротада не пошел на предательство по отношению к своему восточному соседу, хотя и ясно осознавал, что его отказ может стоить жизни ему и его малолетнему сыну. Тем не менее, спустя два года удалось извлечь Иэясу из плена. Ёсимото атаковал замок Ода, во время этого сражения был убит отец Такэтиё. Во время этих событий Ёсимото захватил одного из сыновей Ода и произвёл обмен его на Такэтиё. Вскоре после этого маленький Такэтиё оказался в городе - замке Сумпу, где прожил в заточении еще долгих десять лет [4, с. 206].
После гибели Хиротада роду угрожало вымирание. Дальнейшая судьба Такэтиё, находящегося в заложниках, была не ясной. Многие вассалы Мацудайра, исходя из личных интересов, переходили на службу к другим феодалам. Правда Имагава Ёсимото, как «опекун» малолетнего Такэтиё, взял на себя заботу о замке Окадзаки. Оставшимся в замке верным слугам Ёсимото предоставил небольшие участки земли, чтобы у них были средства к существованию.
В марте 1555 г. Такэтиё прошёл через обряд совершеннолетия (гэмпуку). В Японии это было одно из самых значительных событий в жизни юноши. Обряд совершался, когда мальчик достигал физической и духовной зрелости, т.е. в 11-16 лет. Во время обряда на голову мальчика надевали головной убор (каммури). При этом сначала распускали его детскую причёску, выстригали волосы спереди и завязывали их узлом на макушке. Обряд совершался вечером, пиршество после него продолжалось всю ночь. Особенно почётной считалась роль «покрывающего голову», т.е. того, кто стриг мальчику волосы и надевал на него головной убор. После обряда мальчику вместо детского имени присваивали «истинное» [21, с. 56]. Для Такэтиё было выбрано имя Мотонобу в честь двух могущественных соседей - магава Ёсимото, который присутствовал на церемонии, и Ода Нобухиде.
За время пребывания в Сумпу Мотонобу превратился в низкорослого мускулистого молодого человека, очень здорового и выносливого. Он любил плавать и бродить вокруг Сумпу, с энтузиазмом изучал военное искусство -занимался стрельбой из лука, фехтованием, верховой ездой. Мотонобу рано проявил острый ум, унаследованный, как отмечали, от деда и матери. У него была репутация открытого, благородного юноши, внушавшего доверие, но обладавшего твёрдым характером. Мотонобу обучался разным наукам в местном буддийском храме Риндзайдзи, куда Имагава Ёсимото пригласил учёного монаха Тайгэн Суфу из Киото, большого знатока военного дела.
Уже с 10-летнего возраста мальчика привлекали к исполению военных обязанностей, а после обряда гэмпуку произвели в самураи [20, с. 50].
В январе 1557 г. Ёсимото женил Мотонобу на своей племяннице Цукияма, которая родила ему двух детей.
В 1558 г. Мотонобу предпринял свою первую боевую вылазку. Это была месть за смерть отца - Мотонобу атаковал боевое укрепление Ода, разрушил его, вторгся внутрь и разгромил силы противника. Вдохновлённые успехом самураи Мотонобу отправились в Сумпу просить Ёсимото разрешить ему вернуться домой в Окадзаки, но тот ответил отказом. Мотонобу был вынужден продолжать службу в Сумпу. Он находился в заложниках вплоть до смерти Имагава Ёсимото. В мае 1560 г. Ёсимото во главе армии, состоявшей из 25 тыс. чел., вторгся в западную часть провинции Овари. Эта территория давно возбуждала захватнические планы Имагава. Предпринимая походы против Нобунага, он был абсолютно уверен, что после смерти Ода Нобухидэ ему так же легко удастся присоединить к своим владениям провинцию, как в свое время он поступил с провинцией Микава, подчинив её после того, как скончался владевший ею Мацудайра Хиротада, отец Иэясу. В этом его поощрял и поддерживал сам сёгун, который покровительствовал феодальному дому Имагава, сыгравшему немаловажную роль в период борьбы династии Асикага за власть и служившему верной опрой сёгуната. Однако расчёты на лёгкую победу не оправдались. Хорошо обученная, хотя и уступавшая в численности армия Нобунага, умело маневрируя на местности, не только оказала упорное сопротивление, но и в битве при Окэхадзама в 1560 г. нанесла сокрушительное поражение войскам Имагава. Сам Ёсимото, 600 его самураев и 2500 пехотинцев - асигару были убиты [14, с. 86].
Узнав о поражении Ёсимото, Мотонобу принял решение - вернуться в Окадзаки и не ввязываться в конфликт с Ода, который продемонстрировал не только свои блестящие военные способности, но и жестокость. Его жена и дети оставались в Сумпу на положении заложников. Когда после двенадцатилетнего отсутствия Иэясу вернулся к родным пенатам, он застал там совершенно безрадостную картину. Лишённый своего лидера клан Мацудайра, который и до этого был не слишком процветающим, хотя и сохранял свое лицо и строго оберегал семейные традиции, постепенно приходит в упадок. Многие его вассалы, лишенные средств к существованию, покидают прежних хозяев, а некоторые из них занялись разбоями и грабежами. Боевые дружины, ещё недавно обеспечивавшие мирную жизнь этого края, теперь мало походили на воинские подразделения. Даже члены клана и его домочадцы, опасаясь за свою жизнь, покидают родные места, все больше напоминавшие разорённые птичьи гнёзда. Система управления и социально-экономическое положение провинции Микава пребывали в состоянии глубокого кризиса, ей угрожало наступление настоящего хаоса и голода [14, с. 88].
Молодому Иэясу, заменившему отца и возглавившему клан Мацудайра, было над чем поломать голову. Необходимо было принимать срочные и энергичные меры для того, чтобы возродить еле теплившуюся жизнь как самого клана, так и подвластных ему территорий и их жителей. При этом он прекрасно понимал, что его деятельность будет находиться под неусыпным наблюдением далеко не миролюбивых соседей как с запада, так и с востока, которые используют любой повод для военного вторжения на территорию его провинции с целью её покорения. При всей невероятной сложности проблем внутри провинции, которые тяжелейшим грузом легли на его ещё неокрепшие плечи, все же необходимость любой ценой отстоять свою территорию, была для него решающей. Тем более, и это осознавал Иэясу, регион становился главной ареной тотальной и жесточайшей борьбы за власть над всей страной, борьбы, уклониться от которой вряд ли кому бы удалось. Время настоятельно требовало принятия неординарных, тщательно продуманных решений и действий. Именно этого ожидали от него члены его клана и те, кто сохранили ему верность и долг [19, с. 126].
К 1567 г. семья Мацудайра подчинила себе большую часть провинции Микава. Тогда Мотонобу в последний раз поменял свое имя - он стал зваться Токугава Иэясу и именно под эти именем вошёл в историю. Первый иероглиф в имени означает «дом», второй был взят от имени Киёясу, деда Иэясу. Что касается фамилии Токугава, то исследователи указывают на то, что один из предков рода – Тикаудзи – был усыновлён в провинции Микава бездетной семьёй Мацудайра, которая вела свою родословную от Токугава. Спустя несколько лет были найдены свидетельства родственных связей фамилии Токугава с прославленной фамилией Минамото. Это позволило Иэясу на законных основаниях провозгласить себя сёгуном, чего не сделали ни Нобунага, ни Хидэёси. Так что можно сказать, что смена фамилии была хорошо продуманным шагом Иэясу, который начал своё восхождение к власти и старался использовать все возможности на этом пути.
Двенадцать лет, проведенных в качестве заложника, не прошли для Иэясу бесследно. Окружающая среда, естественно, оказывала влияние на его характер и стиль поведения. Его нравственный облик формировался в период смут, вражды, предательств, лицемерия, когда враги заключали союзы, а союзники предавали друг друга. Жизнь научила Иэясу приспосабливаться к обстоятельствам, умению выжидать, но постепенно и упорно двигаться к намеченной цели. Суровая школа жизни, пройденная им за годы пребывания в заложниках, вместе с врождённой интуицией не раз позволяли ему своевременно и достойно уклоняться от участия в сомнительных и малоперспективных акциях, терпеливо ожидая наступления своего часа.

1.3 Союз с Одой Нобунагой

Новый глава клана Мацудайра не спешил разрывать союзнические отношения с феодальным домом Имагава, установленные его отцом, но он, тем не менее, анализируя складывавшуюся в регионе довольно напряженную военно-политическую ситуацию, не исключал полностью возможность переориентации на феодальный дом Ода, тем более, что в нём также произошла смена лидера: после гибели Нобухидэ этот клан возглавил Нобунага, который был лишь на восемь лет старше Иэясу, тогда как разница в возрасте между ним и Ёсимото составляла 23 года. Разумеется, возраст в данном случае не имел решающего значения, однако не учитывать это обстоятельство также не следует. Как повелось в Японии в ту пору, когда все воевали против всех, война шла впереди политики. Не случайно появился даже термин "феодальный магнат междоусобной войны" (сэнгоку даймё), который подчёркивает не столько экономическое могущество и политическое влияние крупнейших феодальных магнатов, сколько их военную мощь. Об этом же свидетельствует и их происхождение как крупных местных землевладельцев, вытеснивших назначавшихся центральным правительством военных губернаторов (сюго) с их главным образом полицейскими функциями по обеспечению общественного порядка на вверенной им территории. Кроме генерал-губернаторов, присланных из центра, в сэнгоку даймё вырастали и местные землевладельцы. Как раз клан Токугава вырос из местных собственников земли, тогда как представители дома Ода вышли из среды важных вассалов сюго даймё, а глава дома Имагава сам был сюго даймё. Процесс превращения сюго в местных землевладельцев протекал сложно и сопровождался длительными междоусобными войнами, в ходе которых решался вопрос, кому какими владеть территориями: частью ли провинции, одной провинцией или несколькими. Военная мощь служила главным аргументом в территориальных спорах местных феодальных магнатов, которые всё меньше считались с центральным правительством, пытавшимся отстаивать общегосударственные интересы, и всё больше заботились о своей самостоятельности и независимости [21, с. 79].
Чем больше и глубже Иэясу вникал в дела своего клана, тем острее понимал, что ставка на феодала Имагава Ёсимото, которую сделал его отец, рассчитывая таким путем укрепить собственные позиции, оказалась ошибочной и не оправдала возлагавшихся на неё надежд. Этот выбор не только не оградил клан Мацудайра от всевозможных неприятностей, исходивших от западного его соседа, но значительно ослабил этот клан как в социально - экономическом, так и особенно в военном отношениях. Это отнюдь не означало, что новый глава клана готов был резко переметнуться на сторону Нобунага. Оценив сложившуюся ситуацию, Иэясу выбрал выжидательную позицию, считая, что события сами подскажут ему, как следует поступать. Так, собственно, и произошло, когда на поле брани в жаркой схватке схлестнулись армии Есимото и Нобунага, каждый из которых претендовал на свою гегемонию в этом регионе. Первый, решив, что легко одолеет молодого и недостаточно ещё опытного в военном деле Нобунага, собрал огромную армию численностью в 25 тысяч человек, мобилизовав воинов с территорий трёх провинций - Суруга, Тотоми и Микава, и двинул её против сил Нобунага, который мог противопоставить этому нашествию лишь трёхтысячное войско.
Сражение 1560 г. во многих отношениях имело историческое значение. Был окончательно повергнут и удалён с политической сцены некогда могущественный феодальный дом Имагава, реально претендовавший на власть в этом важном регионе страны. Громко и властно заявил о себе новый деятель, чьи амбиции не ограничивались местными целями. В результате этой победы состоялась встреча Нобунага и Иэясу, отношения которых вскоре переросли в крепкую дружбу и тесный союз, что имело существенное значение для коренного изменения положения в стране. И самое главное - у идеи объединения Японии и превращения её в единое и сильное государство, которую всё это время вынашивал в своих мечтах молодой Нобунага, появились вполне конкретные очертания. Она перестала быть только мечтой, на пути её реализации был сделан первый и достаточно крупный шаг [24, с. 89].
Сразу же после жестокого поражения Есимото в битве при Окэхадзама Иэясу порывает с феодальным домом Имагава и окончательно становится на сторону Нобунага. Этому способствовало не только блестящая победа Нобунага в этом сражении, но и встреча, которая вскоре произошла в замке Киесу. Как отмечают некоторые японские историки, Нобунага был приятно удивлен, увидев перед собой человека огромного самообладания и, как он заключил, гениального [24, с. 91]. В ходе этой первой их личной встречи проявились удивительное единодушие и полная заинтересованность в сотрудничестве, как в военной, так и в политической сфере. Союз двух выдающихся полководцев позволил Нобунага заключить аналогичные соглашения с некоторыми другими феодалами как соседних, так и более отдаленных провинций. Такие союзы, как правило, скреплялись узами родственных связей, которые, по утверждению японских исследователей, в рассматриваемую эпоху японской истории "почти во всех случаях использовались как политический ход" [28, с. 10].
В лице Нобунага Иэясу обрел настоящего друга и сильного покровителя. Все двадцать два года, в течение которых судьба оберегала их дружеские, почти родственные отношения, между ними существовало полное взаимопонимание и тесное сотрудничество во всех делах. Иэясу относился к Нобунага как к старшему брату, доверял ему во всём, делился с ним своими самыми сокровенными мыслями. У Иэясу было два кумира, которыми он всю жизнь восхищался и искренне поклонялся. Это - Минамото Ёритомо (1148 - 1199), основатель первого сёгуната Камакура, находившегося у власти почти сто пятьдесят лет (1185 - 1333) и Ода Нобунага, с которым судьба свела его в годы тяжёлых испытаний, когда в ходе боевых сражений решалась судьба страны и зарождалась, по существу, новая Япония. И Нобунага не скрывал своего особенного расположения к Иэясу, относился к нему с неизменным пиететом, благоволил к его более знатному происхождению [23, с. 42].
Однако больше всего их сближала преданность идее объединения страны, которая настолько сильно увлекала, что они часто, забывая о своих личных интересах и целях, целиком отдавали себя служению этой идее. Они намного раньше и значительно глубже, чем другие представители феодальных верхов осознали опасность и губительность разрушительных процессов, происходивших в тогдашней Японии, вызванных к жизни междоусобными войнами, развязанными не в меру амбициозными и опьянёнными военными успехами местными феодалами, которые во имя своекорыстных интересов готовы были принести в жертву целостность страны и её национальную государственность. Способностью мыслить категориями и масштабами всего государства обладали тогда немногие. У местных феодальных магнатов, постоянно враждовавших друг с другом и стремившихся к захвату земель своих соседей, чувство национального самосознания было не настолько развито, чтобы понимать, где заканчиваются собственные и начинаются государственные интересы [23, с.44].
Позиция, которую отстаивал Нобунага и активно поддерживавший его Иэясу, была скорее исключением, чем правилом. Она была вызвана не только необычайно сложной ситуацией, сложившейся в тогдашней Японии, но главным образом дальновидностью этих выдающихся людей (к ним следует присоединить также одного из наиболее талантливых и преданных Нобунага генералов - Тоётоми Хидэёси), которые опередили своё время и со своей прямо-таки неистовой верой в возрождение единой Японии постепенно и целеустремленно двигались по избранному пути, закладывая основы новой Японии. Именно в этом состоял глубокий след, который каждый из них в отдельности и все они вместе оставили в истории своей страны.
К тому времени, когда Нобунага, проявивший себя талантливым военачальником и зрелым политиком, начал реализовывать свою объединительную миссию, в Японии ещё бушевали феодальные войны, окончательно парализовавшие деятельность центрального правительства - второго сёгуната Муромати, правившего страной 235 лет (1338 - 1573). Это привело к расстройству всей системы управления, экономическому и социальному хаосу. Государство все больше разваливалось и шло к своей неминуемой и скорой гибели [13, с.167].
Центральная власть, вконец надломленная и ослабленная, всё заметнее теряла свои функции. В то же время местные феодалы, открыто пренебрегая общегосударственными интересами, использовали сложившуюся ситуацию для наращивания собственной военной и экономической мощи и усиления своего влияния в провинциях, выдавливая оттуда власть и влияние центра. Наиболее амбициозные даже вынашивали планы захвата столицы и провозглашения себя правителем всей страны. Главными политическими фигурами той эпохи становились владельцы крупных феодальных княжеств - даймё (буквально "большие имена";), основные выразители центробежных тенденций, определявших главное содержание той исторической эпохи.
Иэясу рано понял, что речь идет не только о благополучии его клана, но и о будущем страны, недопущении окончательного её распада на самостоятельные княжества, которых бы ничто не объединяло: ни прошлое, ни настоящее, ни тем более будущее. Поскольку эти феодальные дома объективно олицетворяли собой противоборствующие тенденции, чётко проявившиеся в тогдашнем японском обществе (Ёсимото - центробежную, а Нобунага - центростремительную), то от выбора Иэясу во многом зависело, какая из этих тенденций одержит верх [20, с.69].
Ода Нобунага обладал большим мужеством и огромным военным талантом. Его познания в военном деле, особенно в искусстве подготовки и ведении сражений, использования широкого арсенала средств и приемов для достижения победы, удивляли современников, восхищали друзей и союзников и вызывали ярость у многочисленных врагов. Он первым успешно применил на японской земле огнестрельное оружие, в большом количестве поставлявшееся сюда европейскими купцами. Он громил вражеские войска, в несколько раз превосходившие численность его собственных.
Как раз тогда, когда наметилось сближение Иэясу и Нобунага, первый решил сменить свою прежнюю фамилию Мацудайра на Токугава. В исторической литературе высказываются разные мнения относительно причин, побудивших его к этому. Одни полагают, что Иэясу намеревался чётко обозначить своего рода разграничительную линию между ним - главой клана Мацудайра - и всеми остальными его членами, чтобы ни у кого не возникало соблазна претендовать на наследование власти и не только внутри клана. Однако более правдоподобной, хотя в какой-то мере и близкой к первой, представляется точка зрения, согласно которой фамилия Токугава, напоминающая о его древних аристократических корнях, открывала перед Иэясу возможность при определенных условиях претендовать на титул сёгуна, которого удостаивались лишь лица знатного происхождения. Сторонники этой версии исходят из признания единой генеалогической линии, связывавшей Иэясу со знаменитым родом Минамото, из среды которого вышел первый японский сёгун Минамото Ёритомо [16, с.233].
После победоносного исхода битвы при Окэхадзама и дружеской встречи в замке Киесу, в конце которой Нобунага и Иэясу неожиданно для присутствовавших, как отмечают некоторые японские историки, обменялись крепким рукопожатием, произошел своеобразный раздел сфер влияния: Иэясу отводилась роль покорителя территорий, лежащих на востоке страны, прежде всего принадлежавших феодальному дому Имагава провинций Суруга и Тотоми, а Нобунага должен был целиком сосредоточиться на южном и западном направлениях с целью покорения центральной части страны и в первую очередь провинций Мино, Оми и Исэ.
Десять лет Нобунага и Иэясу, оставаясь верными букве и духу заключенного между ними союза, успешно выполняли, каждый на своем участке, эту миссию, побеждая общих противников и постепенно расширяя свои территориальные владения. Первое крупное сражение, в котором участвовали объединенные войска Нобунага и Иэясу, разгромившие грозных противников - феодалов Асаи и Асакура, произошла летом 1570 г. у реки Анэгава в северной части провинции Оми, всего в семи километрах от замка, где сосредоточивались войска последних численностью 18 тысяч человек. Им противостояли объединенные силы Нобунага и Иэясу - не менее 23 тысяч человек. Войско Иэясу насчитывало около 6 тысяч. Общая численность задействованных с обеих сторон в этой битве войск составила 47 тысяч [26, с.261].